Как проехать Контакты 
Библиотека
Общие сведения
Вход для зарегистрированных читателей
База данных АГРОС
Авторитетный файл наименований научных учреждений АПК
Библиотека-депозитарий ФАО
Издания
Выставки
Виртуальные выставки
Электронные библиотеки ЦНСХБ
Сельскохозяйственная Электронная Библиотека Знаний (СЭБиЗ)
Биографическая энциклопедия ученых-аграриев

ЦЭБС АПК
Сводный каталог библиотек АПК
Каталоги библиотек АПК
Обменный фонд
Электронная библиотека Сводного каталога
Ведомственный экземпляр НИУ

Услуги
Избирательное распространение информации
Доставка документов
Терминал удаленного доступа
Виртуальное библиографическое обслуживание
Форум читателей ЦНСХБ
Инструкции
Информационные услуги
Транслитерация
Баннеры ФГБНУ ЦНСХБ
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Овсинский И. Новая система земледелия. - Вильна: Губернская типография, 1899. - 137 с.

ГЛАВА I.

Самостоятельность растений по отношению

к земледелию.

По настоящее время держится в среде наших земледельцев убеждение, что для получения хорошего урожая зерна довольно позаботиться лишь о том, чтобы растения имели достаточно пищи в почве, нужное количество воды и соответствующую температуру. Занятые исключительно полевыми работами, земледельцы пренебрегают теми многочисленными наблюдениями относительно развития растений, какие сделали обыкновенные садовники, и тем научным материалом, какой доставили такие ученые, как проф. Fechner, Haeckel, Tylor, Hartmann и другие. Между тем эмпирические наблюдения садовников, равно как и теоретически заключения биологов наводят на мысль, что для того, чтобы заставить растения развиваться в желаемом, для земледельца направлении, недостаточно доставить растениям лишь пищу. Эмпирики и садовники того мнения, что, наряду с волей человека, растения могут иметь свою собственную волю и, согласно ее указаниям, руководить своим развитием самостоятельно, т. е. производить органы питания: стебли и листья, или органы размножения: цветы, плоды и семена, вследствие чего, культивируя растения, следует тщательно считаться с их волей, если желаем, чтобы они развивались в известном направлении. Для достижения этой цели садовники употребляют различные способы, которые многим

8

могут показаться не больше стоящими, чем секреты наших доморощенных знахарей и коновалов. Тем не менее, способы, употребленные садовниками, вполне целесообразны. Способы эти от простых эмпириков перешли в сочинения ученых садоводов; их признали перворазрядные авторитеты по этому делу, хотя ни один из этих ученых не дал теоретических разъяснений этого вопроса, несмотря на то, что материал для таких разъяснений можно было найти в сочинениях вышеупомянутых ученых: Fechner'a, Haeckel'a и др. В данном случае эмпирики-садовники опередили ученых своих коллег, равно как знахари опередили врачей в применении гипнотизма.

Итак, в то время как мы, земледельцы, привыкли не обращать никакого внимания на волю и самостоятельность растений, садовники наши этим не пренебрегают. Равным образом способы полевой культуры, которые я встречал в Китае, наводят па мысль, что древний земледельческий китайский народ имеет некоторое понятие о способности растений руководить своим внутренним хозяйством. Поэтому переводы китайских земледельческих сочинений были бы для нас весьма интересны. Пока, однако, появятся эти переводы, займемся для разъяснения интересующего нас вопроса рассмотрением тех данных, какие собрали наши биологи.

“Психическая жизнь”, - говорит профессор Haeckel в своей лекции (Вена, 22 марта 1878 г.), - в широком значении этого слова - свойство всех органических клеточек. Если это действительно так, то мы не вправе отрицать существование психической жизни у растений, потому что низшие растения являются простыми клеточками, а тело высших растений состоит из множества отдельных клеточек, подобно тому, как тело высших животных, с тою только разницей, что у последних

9

разделение труда между клеточками и, так сказать государственная централизация без сравнения больше развита, чем у первых. Государственная форма животного тела представляет монархию клеточек, а тела растительного - республику. Так как отдельные клеточки гораздо более самостоятельны в теле растений, чем в теле животных, то в первом случае психическая жизнь проявляется не так резко, как во втором. Исключение из этого представляют только более развитые растения, именно нежные мухоловки (dioneae), одаренные чувством осязания. Вследствие этих причин психическая жизнь растений была исследована гораздо меньше, чем психическая жизнь животных, и только немногие естествоиспытатели обратили на нее свое внимание". Из числа этих естественников следует указать на ученого создателя психофизики проф. Fechner'a в Лейпциге, изложившего свое учение о душе растений в целом ряде гениальных сочинений.

Таким образом мы видим, что выдающиеся естествоиспытатели пошли дальше, чем нам это надо, чтобы доказать впечатлительность, самосознание и самостоятельность растений. Предоставляя психологам рассуждения о душе растений, переходим к рассмотрению самосознания и впечатлительности последних. Основывается она на тождестве материи, составляющей самую важную часть клеточки, т. н. протоплазмы, тождественной в клеточках растений и животных.

„Прошло, говорит G. I. Allman 1), более половины века с того времени, как французский исследователь Dujardin обратил внимание на тот факт, что тело некоторых низших представителей животного мира состоит из полужидкого, способного сокращаться вещества.

___________________

1) См. „O materyi zyjacej etc” перевод др. Wrzesniowskiego, № 29 и следующие „Przyroda i Przemysl” за 1880 год.

 

 

 

 

 

 

10

Вещество это он назвал саркодой. В более позднее время Hugo v. Mohl исследовал подобное вещество, находящееся в клетках растений, и назвал его протоплазмой. На долю Max'a Schulze выпало доказать тождественность животной саркоды и протоплазмы растений. Дальнейшие наблюдения вполне подтвердили мнение Max'a Schulze и ясно доказали, что таже самая протоплазма служит основанием всякого жизненного явления как в царстве животном, так и в растительном. Таким образом, появилось в биологии обобщение, самое важное и имеющее наибольшее значение”.

Химический состав протоплазмы чрезвычайно сложен и по сие время еще точно не определен. Ее можно считать сочетанием белковых соединений. Главными составными частями ее являются кислород, углерод, водород и азот. В типической своей форме протоплазма представляется полужидкою, липкою, беловатою массою приблизительно густоты невареного яичного белка. При исследовании протоплазмы под микроскопом в ней замечаются своеобразные движения: это произвольные движения, являющиеся следствием свойственной протоплазме возбудимости и строения, которое имеет протоплазма, как живая материя.

Возбудимость протоплазмы служит основанием психической жизни в мире животном. Не трудно доказать, что главное свое свойство, возбудимость, протоплазма сохранила и в растительном царстве, вследствие чего “мы не вправе, говорит профессор Haeckel, отрицать психическую жизнь у растений". И действительно, растения способны чувствовать не только одни внешние влияния: они обладают равным образом и способностью воспринимать впечатления своей собственной растительной жизни, что по определению психологов, составляет самосознание 1).

___________________________

1) См. “Mozg i jego czynnosc” dr. Luys.

11

Кроме того, растения способны, сообразуясь с воспринятыми впечатлениями, управлять своим развитием, т. е., как говорит проф. Шокальский 1), своим внутренним хозяйством. А это разумный земледелец должен принять во внимание.

Доказать возбудимость растений, задача не трудная, ибо наука собрала массу данных, подтверждающих это явление. Возбудимость проявляется равным образом у растений низших, как и у самых развитых - как в протоплазме отдельных растительных клеток, так и в целых растениях или их частях. “Целое тело растения, говорит др. Lays 2), составляет одно способное чувствовать существо: его листья и корни находятся в такой тесной связи, что если какая-либо причина раздражает корешок, то листья немедленно это чувствуют и страдают вместе с родственными им клеточками нижних частей растения. Здесь повторяется то же самое, что и у животных, у которых возбуждение отдельного органа воспринимается целым организмом". “Жизнь организма представляет сумму жизней отдельных его составляющих клеток. Протоплазма же, все равно заключена ли она в стенках клеток или лишена внешней оболочки, всегда сохраняет свойственную ей возбудимость".

В существовании возбудимости голой протоплазмы у низших растений можем убедиться, наблюдая группу простейших грибов, т. н. слизистых грибов (Myxomycetes они же Mycetozoa). Тело, или так называемый плазмодий слизистых грибов (напр. Aetalium septicum) состоит из голой, лишенной внешней оболочки полужидкой протоплазмы золотисто-желтого цвета. Хотя слизистые грибы принадлежат к растениям, тем не менее, они могут, подобно животным, произвольно двигаться, при чем

____________

1) См. “Mimosa pudica i Acacia Iophauta”.

2) Cм. “Mozg i jego czynnosc” стр. 87.

12

движения эти прекрасно отвечают нуждам грибов, как будто бы растения эти были одарены разумом и волей.

Плазмодий, достигающий величины иногда ладони руки, ползает среди мхов, опавших листьев и под корою гниющего дерева при помощи способных сокращаться отростков (pseudopodia). Интересные наблюдения над движениями плазмодия сделал Stahl, а именно:

Расползшийся по влажной бумаге плазмодий уходит с нее, если она высыхает, поднимаясь даже вверх на пластинку, покрытую желатином и помещенную над плазмодием на расстоянии 2 мм. Первоначально весь плазмодий собирается под пластинкой, втягивая в себя pseudopodia, а затем выпускает из себя кверху что-то в роде ножек, которые, постоянно удлиняясь, достигают, наконец, желатина и расползаясь по нему, увлекают за собой целое тело слизистого гриба, уходящее от неблагоприятной ему сухой поверхности бумаги. Если пожелаем, чтобы ищущий сырости плазмодий опять перешел на бумагу, то достаточно лишь смочить ее поверхность, и слизистый гриб переместится с пластики вниз (гидротропизм положительный). Напротив, в период образования спор плазмодий избегает сырости, а отыскивает сухие места (гидротропизм отрицательный). В этом случае наряду с чувствительностью плазмодий выказывает еще способность сознавать впечатления собственной растительной жизни, именно - приближение периода размножения, следовательно проявляет самосознание.

Такую же чувствительность проявляет плазмодий к питательным жидкостям. Если полосу влажной бумаги, на которой ползает плазмодий, смочит с одного конца питательной для гриба жидкостью, напр. настойкой коры, то растение наше немедленно поползет в ту сторону (трофотрофизм положительный). Наоборот, если настойка слишком крепка, или бумага смочена несколькими каплями раствора соли,

13

то плазмодий сейчас же удаляется, желая, по-видимому, избежать вредных веществ. Равно как сырости или пищи, плазмодий ищет и воздуха (эротропизм), от солнца прячется в тень (гелиотропизм отрицательный), от холода уходит в более теплое место (термотропизм) и т. д.

Таким образом, голая протоплазма слизистых грибов одарена: 1) способностью чувствовать внешние возбуждения, 2) способностью сознавать свою собственную растительную жизнь и 3) способностью перемещаться с одного места на другое. Такое поведение слизистых грибов вполне аналогично с поведением животных, которым движение помогает избегать опасности, отыскивать пищу, воду и т. п.

Протоплазма высших растений не обнажена, а заключена во внешней древесинной оболочке. Тем не менее, мы имеем много доводов, убеждающих, что и такая заключенная протоплазма не теряет ни одного своего свойства; именно, движения протоплазмы можем наблюдать в клетках хар (Characeae). Довольно больших размеров клетки хары окружены прозрачными древесинными стенками, через которые под микроскопом можно видеть быстро движущуюся протоплазму, которая в одной части клетки течет вверх, а в другой вниз.

Подобное движение протоплазмы можно наблюдать в клетках многочисленных родов, напр.: в клетках листка интересного растения Valisneria spiralis, в волосках Tradescantia и т. д. Если разорвать клеточку Vaucheria (одноклеточная водоросль), то протоплазма ее изливается наружу и образует ножковидные отростки, движущиеся на подобие псевдоподий амебы. Протоплазма низшей пресно-водной водоросли (Oedogonium) в зрелой клеточке сокращается, изменяя свою форму из цилиндрической в шаровидную. В известном месте протоплазмы появляется прозрачное пятнышко - пучок дрожащих ресниц.

14

В это время лопаются древесинные стенки клетки, шарик протоплазмы выдвигается наружу, пользуется некоторое время свободою движения и жизнью, как будто животное, переходит наконец в состояние отдыха и развивается, в новое растение.

Кроме Oedogonium, много других растений в период размножения выделяет из себя одаренные самопроизвольными движениями частички, т. н. зооспоры, сперматозоиды, антерозоиды и др. К их числу принадлежат водоросли (algae) и сухопутные растения. Особенно интересен процесс развития тайнобрачных (Сгурtоgamae): мхов (musci), хвощей (equisetaceae) и папоротников (filices).

Из спор папоротника, напр., вырастает первоначально так называемый заросток (prothalium). Мужские половые органы, т. е. антеридии (antericlium), находятся на нижней стороне заростка. Содержимое антеридий выходит наружу в виде отдельных шаровидных клеточек, т. е. клеточек семенных телец, которые лежат первоначально спокойно в окружающей их воде. В каждой этой клеточке, при слабом даже увеличении, можно видеть свернутую нить, т. е. семенное тельце. Стенки клеточки растворяются в окружающей их воде, и через несколько секунд, семенные тельца начинают освобождаться, завитки их разматываются, а тельца семенные начинают в воде быстро двигаться, вращаясь одновременно около своей оси. Семенные тельца имеют вид ленты скрученной на подобие спирали: передние завитки уже задних и вооружены длинными ресницами.

Одаренные свойственною им способностью двигаться, семенные тельца равным образом снабжены и чувствительностью: они направляются при помощи самостоятельных движений в сторону женских половых органов (archegonium). Исследования Strasburger'a показали, что

15

семенные тельца как бы притягиваются липкой слизистой массой, выделяющейся с шейки архегонии. Pfeffer констатировал, что в этом процессе привлекающим образом действует яблочная кислота, а в других случаях тростниковый сахар. Семенные тельца папоротников являются чрезвычайно чувствительными к степени насыщения раствора яблочной кислоты, при чем слишком сильный раствор, вместо того чтобы привлекать, отталкивает от себя семенные тельца. В некоторых случаях движутся целые растения (напр., Volvox globator) или их части листья, цветы, но об этом поговорим после.

Заключенная в древесинной оболочке протоплазма не только не теряет способности двигаться (Valisneria, Tradеscautia, chara), но не лишается и своей возбудимости. Интересным доказательством этого служит Nitella (Chaгасеае), Протоплазма клеточек этого растения отодвигается от древесинной стенки вследствие раздражения, производимого тупой иглой. Такая раздражительность проявляется не только в отдельной растительной клетке, но и в целом растении, состоящем из отдельных клеточек, протоплазма которых обыкновенно соединена друг с другом посредством нитевидных отростков 1), вследствие чего составляет как бы одно целое. Такие нитевидные отростки наблюдал Russov у многих растений (Rhamnus, Fraxinus, Humulus, Gentiana cruciata, Quercus, Prunus, Alnus, Populus, Cucurbita, Варра и много других). Подобные наблюдения сделал Schaarschmidt и другие. Ввиду этого не удивительно, что раздражение одной части растения сообщается другим его частям, и что целое растение, как говорит др. Luys, составляет одно чувствующее существо. “У многих травянистых растений,

_____________________________

1) Некоторые клетки „Dipsacus"' выпускают нити протоплазмы наружу.

16

говорит Allman, молодой, обильный соками стебель сильно растущей особи, получив сильный удар, который однако, не ломит тканей растения и не причиняет ему никакой раны, иногда непосредственно после удара наклоняется вниз, сгибаясь на известной высоте над местом ушиба. Кажется, будто растение, потеряв все силы, внезапно умирает и не в состоянии удержать своей тяжести. Между тем протоплазма его клеточек не убита, а только оглушена силою удара и требует известного времени, чтобы прийти в себя. Стебель остается некоторое время (иногда несколько часов) обвисшим и вялым, а затем начинает подыматься и скоро приобретает опять свою прежнюю силу. Опыт этот обыкновенно удается с растениями, оканчивающимися колосом или кистью, если удар направлен в точку, находящуюся ниже соцветия, которое скоро зацветет.

Кроме приведенных, есть еще много факторов, доказывающих впечатлительность растений и тождество протоплазмы растительной и животной. Растения чувствительны к свету, к сырости воздуха; на них влияет температура, анестезирует хлороформ и т. д. Они чувствительны также к прикосновению, после чего некоторые их части совершают известные движения. Затем у нас есть факты, доказывающие, что растения обладают некоторого рода внутренней чувствительностью, и что они на основании полученных впечатлений, часто против воли и желания человека, совершенно самостоятельно руководят своим развитием, подобно плазмодию слизистых грибов, который управляет своими движениями, сообразуясь с нуждами и впечатлениями.

Чувствительность к свету (гелиотропизм) проявляют различные части растений; цветы, листья и стебли. Явление, что цветы подсолнечника обращаются к солнцу - всем известно. По С. A. Vhite'y цветы подсолнечника (Heliantus lenticularis),

17

обращенные вечером в сторону заходящего солнца, уже через час после заката поворачиваются к востоку, чтобы утром опять повторить свой вчерашний путь за солнцем. Многие виды растений закрывают чашечки цветов ночью или в пасмурные дни (сон растений), а открывают их в ясную погоду; но есть и такие, что цветут ночью (mirabilis), а спят днем. Ко сну укладываются или цветки, или листья, часто и те и другие одновременно. Явление сна растений обусловливается отчасти влиянием света, а отчасти тем, что растение укладывает ко сну свои листья с целью уменьшить лучеиспускание в течение ночи, для ограждения себя от действия холода.

Из числа растений однодольных, no Pampilan'y l), только цветы тюльпанов, лилиецветных (Hemerocalis) и шафрана (Crocus) закрываются на ночь. Более часто наблюдается явление сна среди растений двудольных. На ночь закрывают свои цветки: сложноцветные (compositae), цирконий, которые это делают так тщательно, что на растении, покрытом днем цветами обильно, ночью нельзя увидеть ни одного цветка: у сростнопыльниковых трубчатые цветки закрываются, а лентчатые наклоняются книзу. Кроме того, закрывают цветы на ночь повиликовые (Convolvulacеae), бальзаминовые (Balsamineae), Caryophy-leae, Mesembryanthemum, кактусы и пасленовые (Solanaceae), которые, впрочем, иногда открываются и ночью. Большой лотос Нила (Nelumbium), священное растение древних, и наши водяные лилии закрывают на ночь свои цветки, втягивая их под поверхность воды, а утром открывают и выносят на поверхность. Oenothereae закрывают цветки днем, при чем некоторые виды изменяют окраску цветов. Так, Quenothera Sinuata, цветущая бело,

___________________________

1)”Wszechswiat” № 40 1883 г. A.S.

 

 

 

 

 

18

в течение ночи переменяет окраску цветов на темно-розовую или красную. Quenothera stricta переменяет желтую окраску на оранжевую или рыжую.

Некоторые растения до такой степени чувствительны к тени, что закрываются среди белого дня, когда солнце спрячется за тучей, напр., Dimorphoteca fluviatilis, Escholtiа californica, Portulaca grandiflora открываются лишь в ясные, солнечные дни около полудня.

Известны часы, устроенные из растений, зацветающих в разное время дня, так называемых периодических. Подобные часы устроили Линней в Упсале и De-Candolle в Париже из таких растений, как напр., Ladame d'onze heures, Ornitogalium umbеllatum, открывающихся в 11 час., утра, а закрывающихся в 3 часа, - Mesembryanthemum noctiflorum, который зацветает в 7 час. веч, и т. д.

Наиболее чувствительными к переменам света и тени являются кислицевые (Oxalideae), у которых засыпают ночью и листья и цветки. Из числа двудольных Portiera hygrometrica укладывает свои листочки таким образом, что ночью она похожа на растение обмершее, между тем, как утром все листья ее распростерты. Вообще сон листьев наблюдается у большого количества растений, напр.: Trifolium incarnatum, Melilotus, Colutea arborescens, Mimosa, Acacia lophanta, Atriplex, Stellaria, Althaea lupinus, Strephium, Phylantus, Cassia glycyne, Schizolobium и т. д. Много растений, одаренных сном, принадлежит к семье бобовых (Leguminosae); y этих растений листья, засыпая соприкасаются поверхностью (нижней или верхней), или покрывают друг друга на подобие черепиц сверху вниз или наоборот.

В этом случае листья, укладываясь к ночному сну, стараются защитить себя от холода, происходящего вследствие лучеиспускания, чем доказывают чувствительность растений к температуре.

 

 

19

Кроме того растения одарены способностью различать и степень напряжения света: слишком сильный солнечный свет уничтожает хлорофилл, и листок бледнеет, вследствие чего, для избежания вредного действия света, у тропических растений имеются особые приспособления (парагелиотропизм Дарвина). По этой причине листья укладываются таким образом, чтобы солнечные лучи проходили более или менее параллельно к листу, а не падали на поверхность его отвесно. С этой целью держатся листья на черешке отвесно (Rhizophora Maugle, Avicenia nitida), или свешиваются вместе с черешком вниз (Delechampia), или же черешок скручивается на столько, чтобы поверхность листка получила отвесное положение (Theobroma Cacao). Перистые листья, в особенности у Leguminosae, также совершают движения с целью регулировать свет. Некоторые растения иначе строят листья на солнце, а иначе в тени; так, у некоторых трав и пальм выставленные на действие солнца листья морщинисты или изогнуты по длине; Rubus australis на солнце развивает только черешки, а в тени целые листья. Вообще строение паренхимы листа в тени более губчатое, чем на солнце. Иногда молодые побеги окрашиваются в красный цвет, что тоже ослабляет действие солнца.

При помощи гелиотропизма Stahl объясняет интересное явление т. н. „Компаса флоры". Растения: Silphium laciniatum (Северная Америка) и наша Lactuta scariola помещают листья в плоскости меридиана, следовательно параллельно друг к другу. Одна часть листьев постоянно обращена к югу, а другая к северу. Такое явление, но не в столь высокой степени, можно наблюдать и у Aploppapus rubiginosa, Lactuta saligua и Chondrila juncea.

Влияние света на растения проявляется также и в общеизвестном факте, что горшечные растения наклоняются к окну.

20

Следует часто поворачивать горшок, желая, чтобы комнатное растение росло прямо. Особенно сильно обнаруживается это явление у растения Dipsacus ferox. Освещенное только с одной стороны солнечным светом или даже светом лампы, растение это немедленно наклоняет головку в сторону света, даже в том случае, если стараемся искусственно поднять таковую, затем быстро выпрямляется на подобие пружины, лишь только устраним свет и не забудем полить растение. Ch. Musset констатировал, что вика, чечевица и др. растения, культивированные в темной комнате, являются чувствительными даже к слабому лунному свету, к которому наклоняются подобно как к солнечному (селенотропизм); как только луна прячется, растения выпрямляются.

Чувствительность растений к температуре проявляется ежедневно во время их произрастания. Мы видели уже, как растения, с целью защитить себя от холода, укладывают ко сну свои листки. Есть известное optimum температуры, при котором растения развиваются наилучше: температура выше или ниже этого optimum задерживает развитие. Влияние теплоты на развитие корней наблюдал Вarthelemy. Поместив горшки с гиацинтами вблизи согреваемой трубы, он заметил через некоторое время, что боковые корни росли, направляясь к источнику тепла. Корни культивируемого в воде гиацинта направлялись к стеклянной перегородке, за которой налита горячая вода. К этому источнику тепла стремились равным образом и большие и малые корни (термотропизм корней). По I. Worthmann'y и К. Thigem'y, молодые побеги, растущие прямо вверх, загибаются и искривляются, если их согревать с одной стороны. По Duchartre'y, цветы шафрана, распускающиеся при известной температуре, закрываются, если тепло падает до 4-50. Явление это может быть вызвано несколько раз у одного и того же цветка.

21

Исключение представляет Crocus pussilus, на который температура оказывает действие только один раз. Свет не вызывает этих движений. Цветы, отнятые от стебля, ведут себя так, как находящиеся на растении,

Корни растений, отыскивая теплоту, ищут также и воздуха (аэротропизм корней), что обнаруживается, напр., при водной культуре кукурузы, корни которой стараются держаться на поверхности воды и растут по волнистым линиям для того, чтобы иметь достаточно воздуха. Этим свойством корней объясняется то обстоятельство, что они доходят только до той глубины, до которой имеет доступ воздух. Равным образом этим можно объяснить и общеизвестный факт, что хиреют деревья слишком глубоко посаженные (Mollisch, Burgerstein).

Различные растения обнаруживают также чувствительность к содержащейся в воздухе сырости. Sonchus sibiricus, Mulgedium sibiricum не закрывают вечером своих цветов, если на следующий день будет дождь. Много цикориев не открывается утром, если день будет дождливый. Dimorphoteca в ожидании дождя закрывает цветки. Когда ливень появляется внезапно, цветки остаются открытыми, как будто захваченные врасплох. Бело-фиолетовые цветки Calendula pluvialis закрываются обыкновенно за 3-4 часа перед дождем. Таким образом, кроме растительных часов и компаса, мы имеем еще и гигрометр флоры.

Чувствительные к содержащейся в воздухе сырости, растения могут ограждать себя от избытка и недостатка последней. Все растения австралийских пустынь, где господствует засуха, имеют приспособления, которые уменьшают испарение, а увеличивают приток воды снизу. Пo Leitgeber'y, порообразные отверстия австралийских растений суживаются по мере того, как увеличиваются страдания растений от недостатка воды.

22

Lendenfeld утверждает, что большинство растений пустыни закрывают свои поры днем, а ночью открывают, если воздух до известной степени насыщен водными парами (Volkins). Кроме того, растения пустыни выделяют довольно большое количество эфирных масел. Масла эти испаряясь, охлаждают листья и уносятся в газообразном состоянии над лесом. Воздух (по Tyndall’ю), насыщенный такими парами, пропускает менее тепловых лучей, вследствие чего это газовое покрывало охраняет деревья от согревания и выпаривания. С другой стороны, чрезмерно длинные корни доставляют растениям воду снизу.

„Ничто, однако, говорит Allman, убедительнее не доказывает тождества растительной и животной протоплазмы, а также и отсутствия сколько-нибудь значительной разницы между животной и растительной жизнью, как тот факт, что растения, равно как животные, поддаются действию анестезирующих средств".

“Клавдий Bernard подвергал действию эфира сильную мимозу (Mimosa), помещая таковую под колокол, под которым находилась губка, напитанная эфиром. Через полчаса последовал наркоз растения, которое не проявляло совсем в таком состоянии склонности складывать листки при прикосновении. После ограждения растений от действия эфира, явление это опять наблюдалось. Таким образом, анестезирующее средство парализовало возбудимость протоплазмы растения".

„Подвергнутая под колоколом действию эфира или хлороформа, говорить проф. Шокальский, мимоза ведет себя совершенно как животное: перестает двигаться, коченеет и пробуждается, только спустя некоторое время. В последнее время заметили, что морфий и кокаин парализуют движения. Все это говорит в пользу начинающей просыпаться нервности на почве растительной жизни и заслуживает глубокого внимания".

23

Таким образом протоплазма, заключенная в клеточках растений, одинаково сохраняет и возбудимость и способность двигаться как в пределах клеток, так и в зооспорах. Иногда даже и целые растения могут двигаться произвольно, так напр., Volvox globator или плазмодий слизистых грибов. Интересное явление движения можно также наблюдать и в частях растений. По Дарвину, каждый орган растения подвергается постоянным круговым движениям, состоящим из бесконечно малых для глаза нечувствительных колебаний; но существует растение, движение листков которого можно видеть. Растение это - Desmodium gyrans (индейский клевер), найденное госпожой Mauson в Бенгалии, в окрестностях Дакки. В Индии оно делает 60 колебаний в минуту. Теплота ускоряет движение листьев Desmodium g. Части других растений движутся явно: 1) если их раздражает какая-либо внешняя причина, 2) если их заставляет это делать воспринятое впечатление собственной растительной жизни, что, по определению психологов, составляет самосознание.

Движения первого рода встречаются одинаково у надземных частей растений, как и у корней. Дарвин обращает внимание па особенную чувствительность кончика корешка. Если этот кончик слегка надрезывать, жечь или прижимать, то впечатление от этого передается высшей прилегающей части корня, которая отгибается от того места, к которому прикасались. Кончик корешка может отличить более твердый ли, или больших размеров предмет, когда к нему прикасаются с обеих сторон, равно как сырость, к которой наклоняется. Дарвин говорит, что кончик корня, руководящий движениями прилегающих к нему частей, без преувеличения можно приравнять к мозгу низших животных. В таком сосредоточии чувствительности и способности переносить впечатления на другую часть он видит наиболее выдающееся сходство между растениями и животными.

24

Насекомо- и рыбоядные растения доставляют также много чрезвычайно интересных явлений движения некоторых органов. Остановимся несколько дольше на рассмотрении этих интересных растений, вспомнив прежде мимозу (Mimosa pudica), растение нам более знакомое. Оно обладает чрезвычайно чувствительными листьями, опускающимися при прикосновении; даже грохот от экипажа, гул выстрела, дуновение ветра, сотрясение горшка могут вызвать смешивание листков. Vallace 1) говорит, что поход, совершаемый по местам, поросшим мимозами, имеет удивительные последствия: „за каждым шагом растения ложатся на известном пространстве, будто обессиленные, а образовавшаяся среди лежащих растений полоса в несколько футов ширины отличается особенным цветом сложенных листьев". Дальше говорит Vallace: „мимозы, как низкие с нежными листьями кустарники, могли бы быть истреблены травоядными животными: охраняют же они свое существование единственно лишь благодаря способности складываться при прикосновении пасти, желающей их уничтожить, Во всяком случае, говорит он, удивительно, что большинство видов вооружены шипами, и то, что обыкновенная защита посредством шипов и колючек в этом: случае должна быть подкреплена дивной способностью притворяться мертвыми”. Без сомнения, сложенные листья мимозы более походят на шипы и колючки, которые ее защищают, чем несложные, а потому и более охранены от пасти животного. О том, как действует на мимозу хлороформ и другие анестезирующие средства, мы говорили выше.

__________________________________

1) “Swiat Zwrotnikowy” пер. Л. Wrzesniowskiego.

25

В последнее время насекомо- и рыбоядные растения обратили на себя внимание естественников, ибо представляют явление интересное и ведущее к философским заключениям. К числу сухопутных насекомоядных растений принадлежать: Dionea myscipula, Drosera pinguicula, недавно открытая Dunstan'ом в окрестностях озера Никарагуа, Landoctopus - растение до такой степени удивительное, что известие о нем можно считать басней, хотя его сообщил специальный журнал (итальянский “Naturalist"). В воде растут: Utricularia, Aldrovanda. В общем, насчитывают до 30-ти сортов плотоядных растений.

На этих-то растениях можно прекрасно наблюдать одновременно и чувствительность и способность их воспринимать впечатления своей собственной растительной жизни.

Чувствительность проявляется немедленно после прикосновения насекомого или рыбки к части растения, предназначенной к захватыванию их. Тогда соответствующие органы, напр., половинки листков у мухоловки (Dionea), ворсинки у росянки или клапаны пузырьков Utricularia vulgaris сейчас делают движения, цель которых схватить насекомое или рыбку. Когда жертва уже переварена, растение опять открывает свою западню, чтобы поймать новую добычу, доказывая этими, что знает о времени окончания процесса пищеварения (равно как знает о приближении периода размножения, что мы видели у слизистых грибов). Что плотоядные растения действительно переваривают пойманных насекомых и что лучше развиваются, как бы жиреют от тел своих жертв, это подтвердили опыты Дарвина, Busgen'a и др. естествоиспытателей, которые показали, что вес экземпляров, питаемых насекомыми, был вдвое больше веса тех растений, которые не прикармливались, а получали пищу исключительно из почвы, при помощи корней.

26

Наконец некоторые водяные плотоядные растения, напр. Utricularia vulgaris, вовсе не имеют корней, а питаются исключительно мелкими рыбками, и пр. Utricularia vulgaris произвел такое опустошение среди рыб (карпов) в Америке, что американцы должны были обратиться к проф. Cohn’y в Бреславль с просьбой отыскать таинственного хищника. Проф. Cohn доказал, что хищник этот - растение Utricularia vulgaris, от которого и стали очищать пруды, чтобы прекратись истребление рыбы.

Рассмотрим перечисленные выше растения более подробно.

Мухоловка (Diouea muscipula) происходит из Северной Америки, растет на суше и встречается в наших садовых заведениях; кончики листьев ее состоят из двух половинок, которые произвольно могут запираться, складываясь как ладони рук, или половинки устриц. Движение это происходит, если на одну из подвижных половинок сядет насекомое. Тогда быстрым движением листочки закрываются, захватывая насекомое, после чего начинается процесс переваривания, происходящий таким образом, что половинки листка выделяют кислый сок и фермент, по составу похожий на желудочный сок человека, и растворяют в этом соке пойманную жертву. По окончании переваривания опять открываются, чтобы вновь начать охоту. Листья не закрываются, если положить на них кусок дерева или камешек, но делают это когда дадим растению кусок яичного белка или мяса; следовательно, мухоловка умеет отличить вещества перевариваемые от непереваримых. В процессе этом мухоловка проявляет одинаково и чувствительность и самосознание, ибо знает, когда окончен процесс пищеварения и когда время вновь открыть западню.

Интересно также поведение ворсинок росянки, предназначенных к захватыванию насекомых; вырастают они на краях или на верхней

27

поверхности листьев, суживаются кверху, а на концах яйцевидно вздуты. Каждая ворсинка состоит из нежных продолговатых клеточек; число их увеличивается в головке, на которой находится слизь, выделяемая переваривающими железами. Если к этой слизи приклеится насекомое, то ворсинка с насекомым соответствённо нагибается и кладет пойманную жертву на середину листка; затем остальные ворсинки нагибаются также к жертве, выделяют кислоту и фермент, похожий на пепсин, переваривают насекомое и делают годным к усвоению для растения. Весь механизм схватывания и переваривания добычи служит отличным доказательством чувствительности и самостоятельности растения, которое умеет вовремя выделить слизь, кислоту и фермент, ворсинки которого знают, когда следует наклониться к жертве и когда опять выпрямиться.

Прикрепленая ко дну Valisneria spiralis и лишенная корней Utricularia vulgaris также представляют собой чрезвычайно интересные доказательства чувствительности и самостоятельности растений.

Utricularia vulgaris вместо корней снабжена пузырьками, закрывающимися клапанами, которые ловят рыбок, раков и пр. Когда жертва поймана, клапан захлопывается и не открывается, пока не окончится процесс переваривания. Растение это дает еще одно существенное доказательство самосознания: оно чувствует приближение периода размножения; тогда пузырьки его наполняются не липкою тяжелою жидкостью, как обыкновенно, а воздухом, - все растение, покоившееся до сих пор на дне, подымается вверх, развивает на поверхности воды цветы, и, когда оплодотворение последних кончено, пузырьки опять наполняются тяжелою липкою жидкостью и увлекают растение ко дну, где созревают его семена.

28

Такой же удивительный пример самосознания представляет и Valisueria. Женские цветки этой водоросли помещаются на длинном, скрученном спирально стебле, погруженном, вследствие этого, в воде вместе с бутоном цветка. Почки мужских цветков тоже находятся под водой, но на коротких стеблях.

Чрезвычайно интересное явление происходит у этого растения во время приближения момента расцветания. Мужские цветки отрываются от коротких своих стеблей, всплывают на поверхность воды и рассеивают там свой цветень, стебель же женских цветков разматывает свои завитки и выпрямляясь выносит и женские цветки на поверхность. Тут происходит свадебный пир - оплодотворение, после чего стебель скручиваясь увлекает оплодотворенный женский цветок в воду опять, где и созревает семя.

Вообще во время цветения и оплодотворения можно наблюдать разные интересные движения, напр., в тычинках. В семействе Pilea или Brusonetia пыльники, сложенные в почку, во время созревания быстро и энергически выпрямляются, разбрасывая цветень вокруг на аршин и больше. Каждая тычинка руты наклоняется к рыльцу пестика, складывает там свой цветень, а затем опять возвращается в первоначальное положение. „Есть тут таким образом, говорит Waga1), какое-то движение индивидуальное и действительно произвольное". Такое явление наблюдаем и у Parnassia palustris. Тычинки барбариса при прикосновении также наклоняются к пестику. В цветках Passiflora плодники перегибаются в сторону тычинок в момент лопания пыльника, а затем выпрямляются и возвращаются в прежнее положение.

Некоторые растения сами рассеивают семена. Так, Hura erepitans разбрасывает семена величины бобов с гулом, похожим на выстрел.

__________________

1) „Historya roslin" Гл. I стр. 250.

29

Ecbalium elaterium, когда созреет, при прикосновении выбрасывает семена, смешанные с соком. Такое явление наблюдаем и у Ваlsamina impatiens.

Некоторые цветы могут задерживать насекомых, заползающих в их полость. К таким растениям принадлежат: Aristolochia, Arum muscivorum или Apocynum androsemifolium, мелкие светло-розовые цветки которого ловят мух.

Таким образом, мы видим в жизни растений явления, достойные глубокого внимания. Они доказывают, что мы не вправе обращаться с растениями, как с неодушевленными минералами. Проф. Шокальский, указывая на привычку растений (Mimosa, Acacia lophanta) складывать свои листочки ко сну и в определенное время просыпаться, говорит: „Привычка непременно требует чего-то более совершенного, чем механизм, именно того, что способно привыкать, а этим может быть разве только основа активной самостоятельности растения, управляющей всем его внутренним хозяйством. Крайние материалисты закрывают перед ней свои глаза, материалисты красные не оставляют, правда, ее незамеченной, но совсем не упоминают о ней, ибо для них механизм является полубогом; одни только философы открыто считают ее душой растений (anima vegetativa Аристотеля); но, к несчастью, наделали они в своих рассуждениях таких злоупотреблений, что дискредитировали себя в глазах материалистов, откуда и произошло современное наше исключительно материалистическое направление в естествознании".

Проф. Шокальский признает нeoбxoдимость считаться с метафизической основой быта каждого живого существа, следовательно и с душой растений. Мы уже видели, что эта anima vegetativa принята во внимание и такими авторитетами, как проф. Haeckel или Fechner.

30

Waga, рассматривая движение семенных телец тайнобрачных растений и сравнивая неподвижность таких животных, как губки, полипы и прочие, спрашивает; „где тут растение, а где животное?" „Потому-что, говорит Allmau, и в самом деле, новейшие наблюдения все более и более подтверждают факт, что жизнь животного и растения в сущности своей тождественны, равно как тождественна протоплазма их".

____________

 

Рассмотренные явления из жизни растений убедительно доказывают, что растения одарены не только чувствительность к внешним факторам и способностью воспринимать впечатления собственной жизни, т. е, самосознанием, но равно, по словам проф. Шокальского, одарены они и активной самостоятельностью, управляющей целым внутренним хозяйством растения. Поэтому разъяснение вопроса, как должен поступать культиватор в виду доказанной самостоятельности растений, является для нас, земледельцев, необходимым. Прежде всего, следует выказать, где именно может произойти столкновение между самостоятельностью растений и целями культиватора, в каких случаях управляющее своим внутренним хозяйством растение может не оправдать надежды земледельца, уничтожить все его труды и старания и вместо ожидаемого урожая причинить ему убытки.

Чтобы ответить на эти вопросы, надо вспомнить цели, ради которых земледелец культивирует растения. В большинстве случаев цель стараний земледельца - плоды и семена. Правда, мы культивируем также растения для их стеблей и листьев (корм) или для клубней и корней, но основой нашего существования всегда будет зерно.

31

Таким образом, все старания земледельца направлены к достижению у растений развития органов размножения: цветов, плодов и семян. Если бы и активная самостоятельность растений, управляющая их внутренним хозяйством, преследовала ту же цель, то для получения желаемого урожая было бы достаточно соответственно возделать и в случае надобности удобрить почву. Между тем ежедневная практика обнаруживает ложность теорий, проповедующих, что maximum урожая с известной площади можно получить исключительно только посредством надлежащих стеркоризаций и обработки почвы. Богатые поля Подольской губернии и Украины слишком часто доказывают эту истину, ибо там такие именно идеальные условия дают земледельцу, вместо большого количества хорошего зерна, массу малостоящей соломы. Каждый из нас видел в садах буйно растущие черешни, яблони, груши и т. д., которые, однако не приносили плодов. С другой стороны, земледелец часто поносит убытки вследствие того, что двухлетние растения слишком рано, уже в первом году, развивают семена напр. известный факт образования семян у свекловицы, лука и пр. Факты эти слишком ясно доказывают, что одно только изобилие пищи в почве не может гарантировать хороший урожай, и что для получения обильного урожая нужно принять еще во внимание другой фактор, именно, активную самостоятельность растений.

И действительно, только способностью растений руководить своим внутренним хозяйством мы и можем объяснит такие, например, явления, что фруктовые деревья в хорошей почве не приносят плодов, что хлеба на богатых полях дают солому вместо зерна, что виноград, дающий обильные урожаи в окрестности Средиземного моря, перестает носить плоды в Индии, хотя находит там более благоприятные условия для вегетации;

32

между тем растения, живущие в расщелинах скал, где сбитые в одну массу корни с трудом доставляют им пищу, обильно цветут и производят семена.

Таким образом, мы видим, что растения, находясь в благоприятных условиях, вовсе не стремятся развивать цветов, плодов и семян. Это происходит от того, что плодоношение истощает силы растения и часто бывает причиной его кончины. „Семена, говорит проф. Zabel, требуют для своего развития большого количества пищи, вследствие чего, если семена не образуются, другие органы растения, очевидно, будут менее истощены, и растение разовьется буйнее. Так, напр., японская лилия дает более слабые луковицы, если, искусственно оплодотворяя, мы заставим ее выдать спелые семена". Вследствие этого растения, находящиеся в благоприятных условиях роста, здоровые и сильные, главным образом стараются развивать органы питания: хлеба сильно кустятся, фруктовые деревья образуют много ветвей и листьев, виноградники в Индии вместо ягод дают массу побегов. Только растения, находящиеся в плохих условиях роста или те, развитию коих что-либо угрожает, производят семена, чтобы этим единственно возможным, для лишенных способности перемещаться растений, путем переселиться в лучшие условия быта. Старые растения, которым грозит смерть, тоже развивают семена для того, чтобы при их помощи возобновиться и охранить свой род от гибели. Поэтому-то так много производит семян растение, живущее в расщелинах скалы. Оно надеется с каменистой почвы перейти в более благоприятные условия при помощи семян, ибо не обладает способностью перемещаться другим способом, как это делают, напр., плазмодии слизистых грибов или животные, одаренные способностью двигаться.

33

Тяжелые условия быта, страдания, вот причины, ради которых цветут цветы, образуются плоды и семена*). Мы, убежденные, что весной природа улыбается к нам цветами, должны звать, что причина этой улыбки-страдание.

В лесах с чрезвычайно густой, буйной растительностью, сплетенной вьющимися растениями, я встречал, во время своего путешествия в Южно-Уссурийский край, поразительные примеры того, как при помощи образования семян растения достаются на волю стремятся к “обетованной земле".

Вот куст орешника (Coryllus mandschurica), он сдавлен сплетениями винограда (Vitis amureuse), затенен стоящим рядом пробковым деревом (Phelodendron amureuse). Растение умирает от недостатка солнца, заглушается соседними растениями. Еще один, два года и погибнет оно в борьбе за существование. Но перед смертью растение напрягает все силы, чтобы продолжить свое существование в потомстве при более благоприятных условиях. Из всех почти умерших ветвей одна только покрыта плодами, но так обильно, что не видно даже и листьев, та именно ветка, которой удалось развиться над свободным местом, незанятым другими растениями. Можно бы подумать, что солнце обуславливает то, что растения развивают семена на ветвях - более освещенных. Присмотримся к растущему рядом винограду, а убедимся, что растение развивает семема и с северной стороны, если там свободно, а с других тесно.

Вот куст винограда, состоящий из двух лоз виноград вырос посреди группы деревьев, которые его затемняют, заглушают.

___________________________

*) Недостаток, бедность среди человеческих обществ также до некоторой степени содействуют размножению людей. Относительно наибольшее число близнецов родится в убогой Ирландии. Наоборот, у слишком раскормленных животных половое влечение не так сильно проявляется. Жирные курицы перестают класть яйца и т. д.

34

Растение должно спасаться и, образовывать семена, перейти в другое более удобное место. Одна лоза вьется по деревьям по направлению к северу другая к югу. Обе дают массу боковых побегов, но напрасно будем на них искать плодов. Только два побега вышли по ветвям дерев на свободу; эти именно ветки и дали так много кистей, что растению трудно их прокормить, вследствие чего ягоды не крупны. Одна из этих веточек образовала кисти на солнце, другая на северной стороне группы деревьев - в тени.

А вот много виноградных лоз, растущих на месте свободном. Развиваются они буйно, но напрасно будем искать на них кистей. Нет ни одной. А ведь тут растение имеет достаточно солнца и обильную пищу в почве, но эти именно идеальные условия и служат причиной того, что лозы не производят плодов и семян.

В Амурской области, равно как и во всей Сибири, существует обычай на весну выжигать луга. Растущий на этих лугах орешник приносит много плодов там, где огонь повреждает кусты, а не дает орехов, где пожар им не вредит.

Мы уже говорили, что нежелание растений производить семена объясняется тем, что процесс этот значительно истощает растение, а иногда даже бывает причиной его смерти. Подобных фактов можно найти в растительном мире не мало. Так умирает по отцветении агава (Agave Americana), после чего, однако появляются от корня новые отпрыски. Равным образом гибнут после цветения некоторые сорта банана (Musa), также выпуская отростки а именно: musa paradisiaca, sapientium, rosacea, textilis, troglotidarum, coccinea, velutina, zebrine vitata; другие сорта банана, отцветши гибнут совершенно, не образуя отпрысков от корней, напр. Musa ensete и Musa superba, которые возобновляются только посредством семян.

35

Пальмы: Cariota urens, sobolifera, densiflora также гибнут после цветения. Саговая пальма Martoxylon rumphii и Martoxylon lаvee на 7-8 году жизни, а иногда и позже развивают исполинские колосообразные соцветия 6-12 футов длинны; почки их расцветают спустя два года со времени появления, после чего умирает целое растение. Corypha umbraculifera цветет только раз на 25-80 году, развивая огромное количество цветов (до 20000), а затем растение умираете. Подобно ведут себя многие долголетние растения, у которых цветение не что иное, как предсмертная улыбка.

Если наши отечественные многолетние растения и не гибнут после цветения, как это бывает с растениями однолетними или малинами, стебли которых после цветения высыхают, то во всяком случае истощаются и приближаются к смерти. Поэтому наши многолетия растения, находясь в благоприятных условиях, приносят плоды неохотно, а однолетние предпочитают разветвляться и куститься без конца, чем истощаться цветя и гибнут. По этой причине хлеба наших полей кустятся без конца, не хотят созревать и, подвергаясь вследствие этого паразитам (ржавчина), еще больше, в конце концов дают зерна мало и плохого качества; в садах разрастаются в листья растения цветочные и огородные (огурцы, дыни и др.), не приносят плодов фруктовые деревья, а в оранжереях не цветут горшечные растения и т. д.

Вследствие этого культиватор должен употреблять известные средства, которые могут заставить растение цвести и приносить плоды, ибо без этого самая тщательная обработка почвы и удобрение ни к чему не приведут. Все эти средства имеют целью причинить растению страдание, чтобы заставить его приносить плоды. По этой причине в Индии не дающий плодов виноград зарывают на известное время в землю, после чего он начинает

36

приносить плоды; поэтому наш крестьянин подсекает топором не дающее плодов дерево и т. д.; садовники сажают растения в малые горшки, ибо в таких горшках растения лучше цветут; малый горшок действует па подобие расщелин скалы, о которых мы говорили выше; некоторые растения, напр., кактусы, цветут наилучше, если 1/3 горшка занята гравием, а сам горшок настолько мал, что растение едва может жить; не дающие плодов фруктовые деревья садоводы заставляют приносить таковые, сдирая кольцо коры, надрезал ствол, размозжая кору у молодых веток, скручивая, разрезая кору, сжимая проволокой ствол деревьев или стебли травянистых растений, лишая растения воды, высушивая *), что применяется к огурцам, дыням и др. растениям, если таковые слишком буйно разрастаются в листья, а также и к луковичным растениям; выхолаживая кактусы зимою при температуре 4° в течение нескольких недель перед Рождеством, после чего они лучше цветут; замораживая молодые корешки, напр., при культивировании артишоков **); ушибая ветки греческого орешника палками при собирании плодов, после чего они дают более орехов; пробуравливанием ствола фруктовых деревьев; раскалыванием корней, после чего для раздражения раны в щель вкладывается камешек, посевом старых слабо произрастающих семян огурцов, дынь и др.,

__________________________________

*) В Австралии, где огромное количество малых растений быстро уничижает засуха, растения эти сохраняют себя от совершенного истребления тем, что в течение своей короткой жизни производят массу семян. Заметили, что у нас лесные деревья, напр. бук, дают наибольше семян в те лета, которым предшествует засуха.

**) Горох и овес, посеянные ранней весной в холодную почву, дают больше зерна. В Архангельской губ., где нельзя жаловаться на избыток тепла, у земледельцев, существует пословица: „Когда май холоден, то год не голоден."

37

раздражением корней посредством приподнимания, применяемого в хлебных питомниках и т. д. Растения чрезвычайно чувствительны к мучениям причиняемым им человеком и мстят за них цветами и плодами. Наоборот, садовники стараются доставлять растениям самые благоприятные условия, если культивируют их не ради семян. Так, свекловица и лук сажаются в хорошо согретую почву, ибо в холодной они развивают семена.

Чувствительность растений к более или менее благоприятным условиям роста проявляется иногда поражающим образом. Так, напр., можно заставить луковицы Амарилиса развивать раньше цветочные стебли, а затем листья. Для этой цели следует высаженную луковицу держать в темном месте без полива. Такое засушивание заставляет растение спасаться от скорой смерти посредством образования семян, вследствие чего растение и развивает цветочный стебель; если воды не жалеем, то луковица развивает листья. Луковицы гиацинтов цветут, если их покрыть несколько дюймовым слоем песка, из под которого они стараются освободиться посредством семян.

Чрезвычайно интересное явление преобразования органов питания в органы размножения представляет вырванный с корнем кресс, которому грозит вследствие этого смерть. Растение это обладает замечательным свойством оставаться некоторое время в живых после того, как его вырвут из земли, беря подобно эпифитам из воздуха влагу и пищу. Последние минуты своей жизни употребляет кресс на образование семян, чтобы посредством их продлить свое существование в потомстве. Поэтому повешенный на стене кресс развивает массу цветов вместо утраченных листьев.

38

Электричество оказывает на растения в некоторых случаях благотворное влияние, а иногда бывает гибельным для них, именно вредно тогда, если электрический свет не прикрыт матовым стеклом. В этом случае растения гибнут окончательно или производят массу семян, если еще имеют достаточно сил для борьбы. С другой стороны благотворное влияние электрического света, прикрытого матовым стеклом, проявляется в буйном развитии стебля и листьев в ущерб плодоношению.

Борьба за существование также заставляет растения производить семена. Садовники заметили, что томаты, посаженные густо, дают больше плодов, чем растущие по одиночке, отдельными экземплярами. Тоже самое наблюдал проф. Шредер в Москве и при культивировании Rubus arcticus, отличной ягоды севера. У господина М. Добрского густо посеянный люпин созрел неделей раньше, чем посеянный редко. В окрестностях Ростова садовники заставляют сахарный горох производит много стручков, засевая его густо. В Америке густая посадки (узкой полосой) клубники дает такие же результаты и т.д.

Последний фактор - борьба за существование - имеет для нас, земледельцев, огромное значение. Культивируя миллионы растений, мы не в состоянии применить средства, употребляемые садовниками. Мы можем достигнуть более раннее и обильное плодоношение, единственно лишь заставляя растения бороться за свое существование. Прежде всего, следует однако помнить, что слишком усиленная борьба за существование может причинить растениям гибель или послужить причиной того, что полученное зерно будет легкое, плохого качества, как пушница. Поэтому, скучивая растения с целью заставить их бороться за существование, следует одновременно оставлять рядом и свободное место, чтобы обеспечить растениям доступ солнца и как бы поощрить их производить зерно тяжелое, в надежде,

39

что оно упадет рядом на свободное пространство, ибо в противном случае произрастающие скученно растения производят обыкновенно семена легкие, чтобы таковые мог ветер уносить подальше в места свободные, как мы это видим на примере густорастущих осота, боярышника и др.

Систему земледелия, основанную на самостоятельности растений, применяю несколько лет. Как я уже говорил, состоит она в том, чтобы 1) растения были скучены, вследствие чего они будут принужденно бороться за существование; 2) чтобы растения имели рядом довольно свободного пространства, следовательно достаточно пищи и света. Удовлетворить надлежащим образом обоим, по-видимому, противоречащим друг другу условиям было не особенно легко. Зерно, рассеиваемое густо, падает кучками по несколько штук вместе; прорастая, растения стесняют друг друга и сразу развиваются ненормально. Они тонки снизу, как ниточки, слабые стебельки не могут удержать растений, которые поэтому ложатся при первом ветре; разве следовало бы их подпирать, как это делают ростовские садовники с горохом, густо насыпанном в ряд, но это, разумеется, при полевой культуре невозможно. Поэтому-то сеялка Drome’a, работающая вышеуказанным образом, потерпела неудачу в России, куда ее выписал редактор журнала „Сельский Хозяин". Следовало таким образом придумать способ сажать хлебные зерна густо, но каждое зерно отдельно, по одиночке. К счастью, современная техника так совершенна, что задачу эту можно считать решенной.

Вследствие этого уже осенью 1895 года результаты новой системы посева, примененной мною на полях гриноуцкой (Бессарабия) земледельческой школы, были настолько выдающиеся, что обратили на себя всеобщее внимание.

40

Когда посещал школьное хозяйство командированный министерством земледелия г. Бертенсон, я повел его на поля, засеянные овсом по старой системе, и попросил внимательно присмотреться к колосьям; затем мы пошли па поля, находящиеся рядом, засеянные тем же сортом овса, но по новой системе; тут оказались колосья в два paза больше. Почти ни одного не было короче 1/2 аршина, а потому и урожай был в два раза лучше. Такие результаты дал посев ячменя, яровой пшеницы и пр. Растения, посеянные по новой системе, росли сильнее, созревали раньше, менее страдали от ржавчины, развивали прекрасные колосья без недоразвитых зерен, зерна были одинаковой величины, тяжелы и развиты, так что при очистке веялкой мякины почти не было. Зимние хлеба, посеянные в ту осень, были так поражающе красивы, что местные земледельцьг приезжали их осматривать. Осенью я уехал из Бесарабии, после чего посевы при школе осматривали г. кишиневский губернатор и председатель губернской земской управы г. Кристи. „Посевы сделали фурор” - говорил мне попечитель школы г. Казимир из Чернелевки, который их показывал. И действительно, в Подольской губернии и в Бесарабии столь превосходной ржи и пшеницы я не видел. Поэтому в следующем 1896 году рожь достигла гигантской вышины 31/4 аршина и больше. Несколько таких исполинских кустов посеянной мною ржи па полях школы я показывал участникам подольского съезда земледельцев в Проскурове. Такой гигантской ржи никто из них до сих пор не видел. Подобные результаты я получил в прошедшем году в Подольской губернии близ Каменец-Подольска, где тоже ввел новую систему.

В виду конкуренции с другими государствами и постоянного возрастания народонаселения новой системе предстоит выдающаяся роль.

41

Преимущества, новой системы земледелия, основанной на самостоятельности растений и на новых началах обработки, следующие:

1) Она уменьшает расходы на обработку и посев, часто больше, чем на половину.

2) Увеличивает урожай (часто удваивает).

3) Новая система регулирует влагу в почве, вследствие чего во время засухи семена прорастают и дальше развиваются без дождя.

4) В мокрые годы растения менее страдают от избытка сырости.

5) Бактерии находят в почве самые благоприятные условия для развития; размножаясь с неимоверной быстротой, они собственно и подготовляют почву к производству обильного урожая (часто огромного).

6) Газы, влага, зародыши бактерий, пыль всякого рода поглощаются из атмосферы самым энергическим образом.

7) Ускоряется созревание растений, вследствие чего они меньше страдают от паразитов напр., ржавчины, не так подвергаются на юге жаре и заморозкам на далеком севере.

8) Растения достигают часто исполинской величины.

9) Получается зерно более развитое и более тяжелое.

10) Растения не ложатся так, как это бывает при прежней системе.

Вследствие таких превосходств новой системы земледелия неудивительно, что поля гриноуцкой школы и хозяйство под Каменец-Подольском были часто посещаемы земледельцами и представителями власти; первыми - (13) октября 1896 года посетили наше хозяйство, по распоряжению г. министра земледелия, депутаты министерства гг. Мацнев и Праховский, а в июле 1897 г., посетили по поручению министерства наше хозяйство г. Мацнев и Бертенсон. Ввиду больших преимуществ

42

„новой системы земледелия” считаем своей обязанностью познакомить с ней более широкий круг земледельцев. Труд свой разделяем на две части: в первой изложим правила обработки почвы согласно новым основаниям, во второй - правила посева различных растений.

______________



  назад   Главная страница ЦНСХБ  

Все права защищены 1998-2017 год ©Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Центральная научная сельскохозяйственная библиотека»